111
222
Main page

Русский |  English |  Deutsch |  Espanol |  العربية |  简体中文

Справочная служба аэропорта:

+7 495 933-66-66

схема аэропорта русский english Домодедово московский Аэропорт схема аэропорта русский english Домодедово
Он-лайн табло

Расписание аэропорта Домодедово

Транспорт

Для пассажиров

Трансфер / Транзит

Магазины и рестораны

Он-лайн услуги

Об аэропорте

Персонал

Пресс-центр

Пресс-релизы

Информация для СМИ

Конкурсы

Партнерам

Обратная связь

Опросы    Контакты    Карта сайта   

Пресс-релизы 
Главная -> Пресс-центр -> Пресс-релизы

Московский аэропорт Домодедово не видит оснований для уголовного преследования сотрудников в связи с терактом, произошедшим 24 января 2011 года

11.02.2016

ЛОГИЧЕСКАЯ ОШИБКА

ПРИЧИННО-СЛЕДСТВЕННАЯ СВЯЗЬ

КВАЛИФИКАЦИЯ ДЕЯНИЯ ПО СТ. 238 УК РФ

ВМЕНЕНИЕ СОБЫТИЙ «АЛЬТЕРНАТИВНОЙ РЕАЛЬНОСТИ»

СРАВНЕНИЕ ТЕХНОЛОГИЙ 2007 И 2010

ПРОТИВОРЕЧИВОСТЬ ПОЗИЦИИ СЛЕДСТВИЯ

ПОЗИЦИЯ ГЕНЕРАЛЬНОЙ ПРОКУРАТУРЫ

ПОЗИЦИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АНАЛИЗ СОСТАВА ПРЕСТУПЛЕНИЯ

ОБОСНОВАННОСТЬ МЕРЫ ПРЕСЕЧЕНИЯ

8 февраля 2016 года Следственный комитет предъявил обвинение трём фигурантам уголовного дела о последствиях теракта в аэропорту Домодедово. В числе обвиняемых сотрудники аэропорта (двое бывших и один действующий).

Обвинение предъявлено по ст.238 УК РФ «Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц». Согласно версии следствия, сотрудниками аэропорта, обеспечивающими предоставление пассажирам услуг авиационной безопасности, процедура досмотра граждан в аэропорту Домодедово была необоснованно упрощена, вследствие чего Евлоев М.М. в январе 2011 года беспрепятственно проник в здание аэровокзала и привел в действие взрывное устройство, результатом чего явилась гибель людей. Упрощение процедуры досмотра заключалось в принятии в 2010 году новой редакции Технологии досмотра на входах в аэровокзал (далее – «Технология-2010»), которая, вместо прохождения всех входящих через рамку стационарного металлоискателя, предусматривала выборочный досмотр посетителей.

Все трое обвиняемых задержаны и находятся под стражей.

Логическая ошибка

Позиция обвинения строится на суждении, выраженном импликацией: «Если бы не Технология-2010, то теракт не произошёл бы».

С помощью логической операции (поменяв «знак» с отрицания на утверждение в каждой половине высказывания) следственный комитет строит вывод, на котором затем базируется вся конструкция причинно-следственной связи: «Наличие Технологии-2010 предопределило теракт».

Между тем, указанная логическая операция выполнена с недопустимой ошибкой.

Нарушен «закон контрапозиции»: правило классической логики, согласно которому если некая посылка А влечёт некое следствие В, то отрицание этого следствия («не В») влечёт отрицание этой посылки («не А»).

Контрапозиция – это и есть изменение «знака» с отрицания на утверждение (или, наоборот, с утверждения на отрицание) в каждой половине импликативного высказывания: в посылке и в следствии.

Применительно к нашему случаю, из суждения «Если бы не Технология-2010, то теракт не произошёл бы» в результате контрапозиции следует не тот вывод, на котором следственный комитет строит причинно-следственную связь, а вот какой: «если случился теракт, то, значит, была Технология-2010».

Такой вывод тавтологичен и непригоден для доказывания в уголовном процессе.

Причинно-следственная связь

Часть 3 статьи 238 УК РФ, инкриминируемая сотрудникам аэропорта, предусматривает наступление уголовной ответственности за оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц. Состав является материальным: требуется доказать, что смерть двух или более лиц наступила именно в результате оказанной услуги.

24 января 2011 года в аэропорту Домодедово смерть 37 лиц наступила в результате умышленных действий террориста М.Евлоева.

Это установлено:

1) вступившим в законную силу приговором Московского областного суда от 11.11.2013 по уголовному делу № 201/713010-11 по обвинению Евлоева М.М., Яндиева И.Б., Яндиева И.Б., Хамхоева Б.М., Евлоева А.М по п.п. «а», «е» ч. 2 ст. 105, п. «б» ч. 3 ст. 205, ч.1 ст. 222 и ч. 1 ст. 223 УК РФ;

2) вступившим в законную силу постановлением Басманного районного суда г. Москвы от 03.06.2013 по жалобе Е.В.Криволуцкой на постановление следователя об отмене постановления о признании Криволуцкой потерпевшей по уголовному делу № 201/713013-11;

3) вступившим в законную силу решением Пресненского районного суда г. Москвы от 27.08.2013 по делу № 2-1346/13 по иску Е.В.Криволуцкой к ЗАО «Международный аэропорт «Домодедово», ЗАО «Домодедово Эрпорт Авиэйшн Секьюрити», ЗАО «Домодедово Пэссенджер Терминал» о возмещении ущерба;

4) апелляционным определением Судебной коллегии Московского городского суда от 16.12.2013 по тому же делу.

Согласно статье 90 УПК РФ обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором либо иным вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки (преюдиция).

Кроме того, отсутствие причинно-следственной связи между действиями сотрудников аэропорта и смертью 37 лиц признано:

1) в заключениях Генеральной прокуратуры РФ, представленных в Басманный районный суд г. Москвы 8 и 9 февраля 2016 года, по ходатайствам следователя Дубинского С.В. об избрании меры пресечения в отношении обвиняемых по уголовному делу № 201/404086-15;

2) в позиции Российской Федерации, представленной 28.04.2015 в Европейский Суд по правам человека по делу № 28008/14 «Е.В.Криволуцкая против России»;

3) в Постановлении следователя по особо важным делам четвертого следственного отдела первого следственного управления Главного следственного управления Следственного комитета РФ Дубинского С.В. от 24.08.2015 о прекращении уголовного дела № 201/713013-11.

У одного последствия не может быть двух разных причин. Поскольку действия сотрудников аэропорта, разработавших Технологию-2010, не тождественны действиям террориста Евлоева, то утверждение о том, что Технология-2010 повлекла теракт, уже предопределённый действиями Евлоева, не является истинным.

Квалификация деяния по ст. 238 УК РФ

Ст. 238 УК РФ предусматривает ответственность за производство, хранение или перевозку в целях сбыта либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей.

Вторая и третья части статьи предусматривают квалифицирующие признаки преступления.

По смыслу данной статьи, ответственность за предусмотренное ею преступление возможна лишь при условии доказанности не только самого факта оказания услуг, но и опасности этих действий для жизни или здоровья потребителей, а также наличия у совершившего их лица, независимо от организационно-правовой формы его деятельности, осознания характера своих действий и их несоответствия требованиям безопасности, что не предполагает возможности принятия произвольного решения об уголовной ответственности (Определение Конституционного Суда РФ от 15.11.2007 № 805-О-О).

В уголовном деле № 201/404086-15 следствие формулирует объективную сторону преступления как оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей.

При этом деяние описано следствием как разработка и ввод в действие Технологии-2010, якобы сделавшей объект более уязвимым из-за снижения тщательности досмотра.

Услугой, согласно ст.779 Гражданского кодекса РФ, являются определённые действия или деятельность, которые осуществляются исполнителем по заданию заказчика на возмездной основе. Это разновидность гражданско-правовой сделки (договора).

Очевидно, что разработка и ввод в действие Технологии-2010 не являются услугой. Не существует потребителя (заказчика), который бы дал аэропорту задание на разработку и ввод в действие технологии досмотра и заплатил бы за это. Также не является услугой и досмотр посетителей на входах в пассажирский терминал. Гражданско-правовой договор на этот предмет не заключался ни письменно, ни конклюдентно.

Досмотр на входах в 2011 году осуществлялся в порядке содействия органам МВД, как это предусмотрено п. 70 Федеральных авиационных правил «Требования авиационной безопасности к аэропортам» (утверждены Приказом Минтранса России от 28.11.2005 № 142).

В документах следствия смешиваются понятия: авиационная безопасность, транспортная безопасность и досмотр на входах. Между тем, эти сущности находятся в следующем соотношении:

- к услугам по обеспечению авиационной безопасности относится предполётный досмотр пассажиров, членов экипажа и багажа (ст.85 Воздушного кодекса РФ), который производится при входе в ограниченную для доступа «чистую» зону непосредственно для посадки в воздушное судно.

- досмотр на входе не расценивается законодательством как мера авиационной безопасности; он предназначен для всех лиц, входящих в свободную для посещения «грязную» зону пассажирского терминала. Приказ Минтранса России от 08.02.2011 № 40 впервые отнёс этот вид деятельности к мерам транспортной безопасности.

Вступившим в законную силу решением Арбитражного суда Московской области от 08.04.2011 по делу № А41-6502/11 установлено, что «службой авиационной безопасности аэропорта на входе в здание аэровокзала в момент проверки осуществлялись проверочные мероприятия в отношении входящих лиц в той мере, которая возложена на службу авиационной безопасности аэропорта и допускается законом».

Таким образом, в действиях сотрудников аэропорта не присутствует ни один из признаков объективной стороны состава преступления, предусмотренного ст.238 УК РФ:

- инкриминируемые действия не являются оказанием услуг;

- требования законодательства (требования безопасности) выполнялись в должной мере;

- инкриминируемые действия не повлекли смертельных последствий.

Вменение событий «альтернативной реальности»

В уголовном деле № 201/404086-15 следствие использует приём вменения по «альтернативной реальности».

Событие, произошедшее в действительности (последствие) сопоставляется с некой гипотетической предпосылкой из альтернативной реальности, которая теоретически могла бы предотвратить то самое последствие.

Тогда действующее лицо этой гипотетической предпосылки как будто разделяет ответственность за наступившее последствие, если оно не предотвращено.

Семантически приём репрезентируется в конструкции условного наклонения: «если бы…».

Поскольку количество альтернативных сценариев бесконечно (в отличие от единственного достоверного, которым допустимо оперировать в уголовном процессе), то приём вменения по «альтернативной реальности» открывает для следствия широкие возможности смоделировать обвинение для любого человека на планете Земля (кроме разве что тех, кто не достиг возраста уголовной ответственности). Приведём несколько примеров:

«Если бы таксист отказался везти террориста Евлоева, преступления бы не было».

«Если бы участковый задержал Евлоева на улице Москвы, преступления бы не было».

Анализ выводов, построенных по такой аналогии, обнаруживает абсурдность исходной посылки следствия («Если бы не Технология-2010, то теракт не произошёл бы»).

Сравнение Технологий 2007 и 2010

Следствие утверждает, что принятие Технологии-2010 привело к большей уязвимости аэропорта по сравнению с Технологией-2007, имея в виду два изменения:

- досмотр посетителей пассажирского терминала был передан от службы авиационной безопасности (далее САБ) к сотрудникам МВД;

- досмотр стал выборочным.

Досмотр гражданина и его вещей является вторжением в сферу личных прав и свобод. Ст.55 Конституции РФ не позволяла САБ аэропорта совершать такие действия, пока на этот счёт не было прямой нормы федерального закона.

Согласно ст. 85 Воздушного кодекса САБ могла проводить (совместно с органом МВД) только предполётный досмотр пассажиров и членов экипажей. Право на проведение досмотра граждан в соответствии со ст.ст. 2, 11 ФЗ «О милиции» было возложено на сотрудников органов внутренних дел и носило властно-публичный характер.

Положение Технологии-2007 о возможности досмотра посетителей инспектором САБ противоречило закону и было исправлено (приведено в соответствие Конституции) Технологией-2010: полномочия по досмотру и задержанию переданы в компетенцию сотрудников органов внутренних дел.

Такое изменение не снизило, а, напротив, повысило защищённость объекта с учётом следующего:

- сотрудники МВД (в отличие от САБ) вооружены, обучены специальным навыкам, наделены законными полномочиями по досмотру граждан, задержанию правонарушителей и иному применению мер принуждения в установленных законом пределах;

- терроризм является глобальной угрозой, и МВД как централизованный федеральный правоохранительный орган обладает преимуществом перед службами разных аэропортов, которые автономны (дезинтегрированы), действуют в рамках различных юридических лиц без объединяющего плана и руководства.

Обязанность по проведению досмотра впервые была возложена на субъектов транспортной инфраструктуры лишь 08.02.2011 приказом Минтранса РФ №40 «Об утверждении Требований по обеспечению транспортной безопасности, учитывающих уровни безопасности для различных категорий объектов транспортной инфраструктуры и транспортных средств воздушного транспорта», а в федеральном законе такая норма впервые появилась в феврале 2014 (Федеральный закон №15-ФЗ от 03.02.2014).

Технология в редакции 2007 года, так же как и Технология-2010, предусматривала лишь выборочный контроль посетителей пассажирского терминала, что означает, в частности, и выборочный проход посетителей через рамку стационарного металлоискателя:

«Контроль осуществляется в районе входных терминалов АВК по выборочному принципу» (пункт 1.5. Технологии-2007).

Решением Арбитражного суда Московской области по делу № А41-6502/11 от 08.04.2011 подтверждено, что «действующее законодательство не предусматривает обязанность субъектов транспортной инфраструктуры или службы авиационной безопасности аэропорта по сплошному (100%) досмотру лиц и находящихся при них вещей на входе в аэровокзал».

Необходимость 100-процентного досмотра предусматривалась Технологией-2007 исключительно в период повышенной угрозы для деятельности гражданской авиации в соответствии с п. 1.2 постановления Правительства РФ №940 от 10.12.2008 «Об уровнях безопасности объектов транспортной инфраструктуры и транспортных средств и о порядке их объявления (установления)». До 26.01.2011 (издание приказа Минтранса России №23 «Об объявлении уровня безопасности объектов транспортной инфраструктуры») повышенные уровни опасности не объявлялись.

Противоречивость позиции следствия

Сравнительный анализ двух постановлений одного и того же следователя свидетельствует о том, что, анализируя идентичные нормативно-правовые акты, в отношении одних и тех же обстоятельств, следователь на основе одних и тех же материалов приходит к противоположным выводам. Сравним:

1) постановление от 24.08.2015 о прекращении уголовного дела №201/713013-11 по ст.263.1 УК РФ и

2) постановление от 05.02.2016 о привлечении в качестве обвиняемых по уголовному делу 201/404086-15), по ч. 3 ст. 238 УК РФ.

Постановление о привлечении в качестве обвиняемых
Постановление о прекращении уголовного дела
Данилов и другие разработали и ввели в действие новую Технологию, уменьшающую связанные с досмотром и контролем входящих действия и увеличивающую вероятность проноса в здание аэровокзального комплекса взрывного устройства в нарушение установленных требований действующего законодательства в области авиационной безопасности, что повлекло увеличение степени уязвимости аэропорта и оказание услуг в области гражданской авиации, не отвечающих требованиям безопасности. Единственным документом, определяющим порядок действий субъектов транспортной инфраструктуры по обеспечению авиационной безопасности в зале прилета международных авиалиний аэровокзального комплекса «Домодедово», где в январе 2011 года произошел взрыв, являлась Технология досмотра на входах в аэровокзальный комплекс Московского аэропорта «Домодедово» 2010 года.
Совместные преступные действия Данилова, Некрасова, Тришиной и других неустановленных лиц по оказанию услуг в сфере гражданской авиации, не отвечающих требованиям безопасности жизни и здоровья потребителей, повлекли по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью людей и смерть двух и более лиц. Отсутствует причинение вреда в результате действий должностных лиц, ответственных за обеспечение транспортной безопасности. Вред жизни, здоровью и имуществу потерпевших причинён в результате непосредственно террористического акта.
Совместные преступные действия Данилова, Некрасова, Тришиной, по оказанию услуг в сфере гражданской авиации, не отвечающих требованиям безопасности жизни и здоровья потребителей, повлекли по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью людей и смерть двух и более лиц. В действиях сотрудников аэропорта отсутствует состав преступления ввиду совершения ими требуемых действий в полном объеме, однако не явившихся достаточными в виду несовершенства законодательного регулирования сферы транспортной безопасности.


Позиция Генеральной прокуратуры

Генеральная прокуратура РФ представила в Басманный районный суд г. Москвы 8 и 9 февраля 2016 года заключение в ответ на ходатайства следователя Дубинского С.В. об избрании меры пресечения в отношении обвиняемых по уголовному делу № 201/404086-15. >

Генеральная прокуратура отмечает явное несоответствие квалификации действий сотрудников фактическим обстоятельствам: ввиду отсутствия причинно-следственной связи между деянием и последствиями прокурор пришёл к выводу о неприменимости частей 2 и 3 ст. 238 УК РФ, поэтому методом исключения остаётся только часть 1 ст. 238 УК РФ, по которой истёк срок давности.

* ч. 1 ст. 238 УК РФ относится к категории преступлений небольшой тяжести, для которых согласно п.«а» ч.1 ст. 78 УК РФ срок давности составляет два года.

Генеральная прокуратура считает, что задержание произведено следователем с нарушением закона: не имелось ни одного из предусмотренных ст. 91 УПК РФ оснований для задержания (обвиняемые имеют постоянное место жительства, не замечены в попытках скрыться, и к моменту задержания в суд ещё не было направлено ходатайство о применении меры пресечения в виде заключения под стражу).

Позиция Российской Федерации

Позиция Российской Федерации, представленная 28.04.2015 Европейскому Суду по правам человека по делу 28008/14 «Криволуцкая против Российской Федерации», гласит:

- «Власти считают утверждение заявителя об отсутствии или недостаточности защитных мер в аэропорту некорректным и необоснованным. … Московский международный аэропорт Домодедово стал одним из первых аэропортов, которые установили системы полного сканирования тела человека на пропускных пунктах для пассажиров международных и внутренних рейсов»;

- «ни внутренним законодательством РФ, ни применяемыми международными нормами не предусмотрен обязательный тотальный личный досмотр на входах в терминал аэропорта»;

- «гражданский иск потерпевшей следует подавать к ответственным за теракт, а не против тех, кто располагает средствами для выплаты компенсации»;

- «информация о планируемом террористическом акте, если таковая бы даже и имелась, и какие-либо существенные предупреждения не могли гарантировать предотвращения террористического акта в аэропорту, в котором постоянно находятся тысячи людей. Мы должны помнить, что террористический акт в Домодедово был совершен радикальными исламскими террористами, которые показали себя фанатиками, максимально отдающими себя разрушительным целям и использующими наиболее жестокие средства для их достижения».

Анализ состава преступления

Субъект преступления по ч.3 ст.238 УК РФ – вменяемое физическое лицо, достигшее 16-летнего возраста, являющееся руководителем или ответственным за качество выпускаемой или продаваемой продукции (товаров) предприятия, учреждения, организации любой формы собственности и организационно-правовой формы .

В аэропорту Домодедово услуги по обеспечению авиационной безопасности оказывало ЗАО «Домодедово Эрпорт Авиэйшн Секьюрити» (ДЭАС) на основании соответствующей лицензии.

Двое бывших сотрудников аэропорта не были руководителями ЗАО «ДЭАС» или ответственными за обеспечение авиационной безопасности. Из троих обвиняемых только действующий сотрудник аэропорта формально подпадает под признаки субъекта указанного состава преступления.

Субъективная сторона ч.3 ст.238 УК РФ точки зрения субъективной стороны преступления, предусмотренного ст. 238 УК РФ, виновный осознает, что оказывает услугу, не отвечающую требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей, при этом предвидит возможность наступления общественно опасных последствий, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывает на их предотвращение, либо не предвидит наступления указанных последствий, хотя должен был и мог их предвидеть.

В должностные обязанности бывших сотрудников Домодедово ни прямо, ни косвенно не входило оказание услуг по обеспечению авиационной безопасности. Они не имели оснований относить себя к сотрудникам САБ.

Третий обвиняемый был управляющим директором ЗАО «ДЭАС» и сознавал, что участвует в оказании услуг по обеспечению авиационной безопасности, однако в отношении досмотра на входах и он не мог сознавать, что оказывает услугу, не соответствующую требованиям безопасности, поскольку:

- досмотр не является услугой;

- действия службы авиационной безопасности аэропорта в полной мере соответствовали законодательству (это показано выше в главе «Квалификация деяния по ст. 238 УК РФ»).

Объективная сторона преступления анализируется в главе «Причинно-следственная связь», где показано, что созданная следствием конструкция объективной стороны является результатом логической ошибки.

Объектом преступления являются общественные отношения, обеспечивающие охрану жизни и здоровья населения. В главе «Причинно-следственная связь» показано, что со стороны сотрудников аэропорта не было посягательства на указанный объект: их действия не были направлены на лишение жизни или причинение вреда здоровью.

Обоснованность меры пресечения

Постановления Басманного районного суда г. Москвы от 8 и 9 февраля 2016 года об избрании в отношении обвиняемых меры пресечения в виде заключения под стражу вынесены незаконно и необоснованно по следующим основаниям.

Согласно преамбуле Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19.12.2013 № 41, заключение под стражу применяется только в том случае, когда применение более мягкой меры пресечения невозможно.

Статья 97 УПК РФ предусматривает ограниченный перечень оснований для заключения под стражу: возможность скрыться от предварительного следствия или суда; продолжать заниматься преступной деятельностью; угрожать свидетелю; уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать делу.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации указал, что содержание под стражей допускается лишь при наличии конкретных, исчерпывающих данных об этом.

В соответствии с позицией Европейского Суда по правам человека, серьезность обвинения не может сама по себе оправдывать длительные периоды заключения, власти должны рассматривать возможность других «обеспечительных мер».

Обвиняемые имеют постоянное место жительства в Москве и Московской области, где и зарегистрированы. Имеют стабильное место работы, перерывов в трудовом стаже, нареканий по работе не имеют, неоднократно поощрялись за добросовестное отношение к работе.

Все имеют семьи. Оказывают помощь и поддержку своим пожилым родителям. У двух бывших сотрудников аэропорта на иждивении находятся несовершеннолетние дети. У одной из них на иждивении престарелая бабушка, труженик тыла в Великой Отечественной войне.

Ни один из обвиняемых от органов предварительного следствия не скрывался, являлся по вызовам. Начиная с 2011 года, все они неоднократно участвовали в следственных мероприятиях по обстоятельствам, связанным с терактом 24.01.2011: сначала по уголовному делу №201/713013-11, а с 2015 – и уголовному делу №201/404086-15.

Ни в ходатайстве следователя, ни в постановлении Басманного районного суда г. Москвы об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу не приведены «конкретные исчерпывающие данные», которые бы указывали на попытки повлиять на ход расследования или воспрепятствовать производству следственных действий.

Иные основания, которые могли бы послужить основанием для применения к ним меры пресечения в виде заключения под стражу (оказание давления на свидетелей, уничтожение доказательств и т.п.) также отсутствуют.

_____________________________________________

1 Одна из потерпевших в результате террористического акта.

2 "Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации" (постатейный) (13-е издание, переработанное и дополненное) - отв. ред. В.М.Лебедев. "Юрайт", 2013


 
 
 
333
555
Он-лайн табло |  Расписание рейсов |  Транспорт |  Для пассажиров |  Магазины и рестораны |  Он-лайн услуги |  Об Аэропорте |  Пресс-центр
Реклама в Домодедово |  Обратная связь |  Политика конфиденциальности |  Карта сайта |  Контакты |  Поиск по сайту
444
© 2002-2016
Московский аэропорт Домодедово
Юридическая информация о товарных знаках

При оформлении настоящего сайта использованы зарегистрированные в Государственном реестре товарных знаков и знаков обслуживания Российской Федерации товарные знаки по свидетельствам №№ 268035, 365111, 365112.
Применяемые обозначения, являющиеся товарными знаками, охраняются на территории Российской Федерации, неправомерное использование товарных знаков влечет административную или уголовную ответственность:статья 14.10 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (от 30.12.2001 N 195-ФЗ), статья 180 Уголовного кодекса Российской Федерации (от 13.06.1996 N 63-ФЗ предусматривают ответственность за незаконное использование товарного знака).